19 Января 2018г.

Ломать и строить

29.07.2016г.
Просмотры: 4211
Ломать и строить

Федеральные и неэффективные 

С 2005 года в России действует национальный проект «Образование», призванный повысить уровень компетенции российских выпускников школ, средне-специальных учебных заведений и вузов. Что до высшего образования, в 2005 году ситуация представлялась следующим образом: выпускников, как и вузов, много, толку — мало.

К этому времени высшие учебные заведения в России превратились из не всем доступных оплотов науки в конвейер «корочек». И если в Москве и Санкт-Петербурге получить достойное образование было вполне реально, в регионах ведущие университеты уже не могли сами по себе дать качественного изменения системы.

Что ж, если провинция не идёт на федеральный уровень, то, может, федеральный уровень должен прийти в провинцию?

Уже осенью 2006 года сначала в Екатеринбурге, а потом в Ростове-на-Дону возникли два огромных учебных заведения: Сибирский и Южный федеральные университеты, в каждый из них вошли по четыре ведущих вуза Красноярского края и Ростовской области.

Перед ними ставились грандиозные задачи. Научные махины с особой формой организации, опытом и традициями лучших вузов и миллиардным финансированием должны были соединить образование, науку и производство макрорегиона, а «голосующим ногами» лучшим выпускникам местных школ предлагалось обогатить интеллектуальный потенциал своей малой родины, а не только одной из столиц.

Спустя два года вышел указ президента «О федеральных университетах», что стало знаком: в России появилась и закрепилась новая ступень в иерархии вузов. С тех пор таких громадин стало уже 10, включая появившийся в 2014 году Крымский федеральный университет.

В 2012 году Минобрнауки России объявило о первом мониторинге уровня высших учебных заведений. Вузы получили форму «Мониторинг‑1» и к середине сентября отчитались о своём состоянии. Вскоре произошёл информационный взрыв: почти треть государственных институтов и университетов оказались неэффективными.

В их число попали такие уникальные учебные заведения, как московский Литинститут и МАРХИ, все спорные моменты решались уже методом ручного контроля. Что до остальных, то им сулила либо оптимизация, либо реорганизация — университеты с низкой успеваемостью вливались в состав более успешных, и этот процесс идёт по сей день.

Лишились изюминки

«У нас в основном было заочное и вечернее образование, дневное тоже, но немного. Нас объединили с дневным университетом, который понятия не имеет, что такое вечернее и заочное образование, они совершенно не знают, как составить программы, как расписание составить», — рассказывает преподаватель экономики Татьяна Спиридонова.

Татьяна Евгеньевна проработала много лет в Московском государственном открытом университете (в последние годы — имени Черномырдина). В 2012 году университет попал в список неэффективных, и вскоре его и Московский государственный вечерний металлургический институт присоединили к «динамично развивающемуся» машиностроительному университету МАМИ.

В 2013 году объединённый университет с мониторингом справился: из шести критериев вуз не совладал только с инфраструктурой.

По словам преподавателя, помимо проблем с вечерним обучением, началась путаница с кафедрами: при слиянии университетов одинаковые не объединили, не сократили, а оставили как есть, при этом оторвав студентов от привычных им преподавателей и зданий. Многие учащиеся бросили университет, который лишился всех преимуществ, ради которых они туда поступали.

Похожая ситуация сложилась и в Северо-Кавказском федеральном университете, появившемся в 2011 году. Родительский технический университет наряду с инженерами выпускал и экономистов с менеджерами, и социологов с соцработниками, тем же занимался второй из «родительских» вузов — СГУ. Смешение породило и имиджевые проблемы. — В СевКавГТУ был сильный студпрофком, в СГУ — студактив, СКФУ, к сожалению, пока отстает и в том и в другом, — рассказывают студенты-пятикурсники.

Эксперты отмечают и большие несуразицы: дублируют друг друга целые факультеты. Это показывает, что структура университетов при объединении зачастую не меняется, и студенты по факту поступают всё в те же «политехи» и «строительные», в тех же зданиях в разных частях города, только под общей вывеской.

Не дотянули

Результаты мониторинга федеральных университетов в 2014 году не создают впечатления, что федеральные вузы стали передовыми. Вывод один из двух: или направления развития университетов не согласуются с критериями оценки министерства, или федеральные вузы просто не стали примером для подражания.

В целом это сложно назвать такой уж проблемой: даже МГУ в этой системе не показывает сверхрезультатов, однако значительно опережает любой федеральный университет. Эти вузы неплохо выглядят на фоне остальных учебных заведений региона, но сравнивать показатели заштатного аграрного, медицинского, строительного или любого другого вуза и федерального университета, стоящего в этом же городе, как-то даже неловко.

Впрочем, зачастую именно этим университеты и занимаются. «Местечковость» федеральных университетов отмечает один из создателей их концепции, директор Центра университетского менеджмента НИУ ВШЭ Евгений Князев в интервью «STRF». — Предполагалось, что они (вузы) будут решать целый комплекс задач социально-экономического развития больших территорий, крупных региональных проектов в составе федеральных округов. На практике, к сожалению, ни один из федеральных университетов так и не выбрался из региональных границ, не сумел распространить своё влияние на весь округ, — говорит проектировщик.

Другой момент, который заметили исследователи из Уральского федерального университета, — это отсутствие предпринимательской инициативы вузов. Речь не идёт о коммерциализации образования, но университет должен быть больше вовлечён в экономику, чтобы его выпускники соответствовали рынку труда и могли бы успешно реализоваться в профессии.

Наконец, федеральным вузам не помешало бы подумать о банальном комфорте. Если сильнейшие учёные, собранные из разных структур, не будут друг друга даже видеть — синергии не получится, а общая культура университета и чувство принадлежности не сформируются в маршрутках, в которых студенты катаются между корпусами.

Сейчас только у Дальневосточного федерального университета есть современный цельный кампус — его построили под саммит АТЭС 2012 года.

Тест на зрелость

До идеи соединить университеты додумались не только в России. Такой опыт имеют многие страны по всему миру — Австралия, Великобритания, Франция, Дания, Финляндия, Китай… В основном везде цель реформы — создать синергию лучшего опыта, чтобы вывести образование на новый уровень. И везде, конечно, встает вопрос о том, чем жертвовать, чтобы союз оказался прочным и продуктивным.

«Утряска» структур в российских университетах произойдёт не сразу, и, возможно, срок в несколько лет ещё слишком короток для каких-то выводов в этом отношении. Тем более сейчас сеть федеральных университетов достаточно широка и разнообразна, а значит, вузы вполне могут перенимать опыт друг друга и становиться лучше. Например, в попечительский совет СКФУ вошли все главы субъектов округа — предпосылка для интеграции, а УрФУ вобрал только два, но сильнейших вуза и может стать примером самой рациональной структуры.

Важно теперь пережить потрясение реорганизации и не начать обрастать жирком рутинных отчётов, отдаляющих высшую школу всё дальше от жизни за её стенами. Цели ведь поставлены хорошие, к ним бы только руки из плеч

 

 

 



comments powered by HyperComments