22 Июня 2018г.

Тренд сегодняшнего дня

29.07.2016г.
Просмотры: 6385
Тренд сегодняшнего дня

В Европе и Америке процесс интеграции вузов опередил российскую реформу образования на несколько десятков лет. Удалось ли нам воспользоваться положительным опытом европейских и американских коллег и извлечь уроки из опыта негативного? Этот вопрос мы адресуем преподавателю высшей школы из России и руководителю студенческой ассоциации в США

Мнение
Игорь Говряков

Игорь Говряков

преподаватель истории (МГУ)

Объединение вузов — тренд сегодняшнего дня, с которым надо считаться. Университеты сливаются, поглощают друг друга — как бы мы к этому ни относились, но в ближайшем будущем на смену нам придёт поколение студентов, которые будут учиться в гигантских интегрированных университетах. И вместо того, чтобы повторять одни и те же аргументы против, почему бы не разобраться: может, всё гораздо лучше, чем кажется?

Интеграция учреждений высшего образования — идея, придуманная не вчера и даже не позавчера. В Европе и Северной Америке накопился уже богатый опыт таких слияний. Успешных и оправдавших себя.

Ни для кого не секрет, что в сфере высшего образования правит невидимая рука конкуренции. Высшее образование перестало быть элитарным, учиться на бакалавра после школы идут очень многие. Меж- ду вузами — как внутри страны, так и на международном уровне — идёт борьба за качество образования, уровень подготовки профессионалов, востребованность выпускников на рынке труда и так далее. От того, сколько студентов учатся в университете, каких вершин они достигают после диплома, зависит и судьба самого университета.

Большой вуз по определению выигрывает у маленького. Он способен аккумулировать больше капитала, а значит, располагает более качественным оборудованием и лучшими преподавателями. Ресурсы позволяют вузу двигаться вперёд, не заботясь о выживании, наука встаёт на первое место.

Ярче всего государственная политика слияния видна на при мере Финляндии. Там власти планомерно объединяют университеты уже шесть лет. И до бились того, что страна вышла по образовательным показате лям в первую пятёрку по Евросоюзу. Упор северные соседи делают на теоретическое образование. В сравнительно небольшом государстве — 16 классических вузов. Учатся в них 170 тысяч человек. Один из первых и самых удачных примеров слияния — университет Аальто в Хельсинки. Синтез технологий, дизайна, бизнеса и науки сделал вуз чемпионом по количеству высокообразованных выпускников-профессионалов. Сотрудничество учёных из разных областей гуманитарного и точного знания позволило разработать такие курсы, которые иначе даже в голову не пришло бы создать. Профессура из другого вуза-гиган та — Центрального университета Финляндии — разъезжает между тремя городами и читает лекции 40 тысячам студентов. Почти все эти новые учебные заведения созданы на базе ка кого-то одного крупного. Правительство активно финансирует слияние и создаёт передовые научные центры с внушитель ным технопарком и развитой инфраструктурой.

Ещё пример из Скандинавии. В Дании до реформы 2007 года было 25 вузов. С тех пор, как правительство запустило программу интеграции, их переформировали в восемь университетов и три НИИ. Студенты и аспиранты приезжают со всей Европы. 

Далёкая Австралия не отстаёт. Там на рынке образования заправляет «Группа восьми» —  уникальный пример интегрированного университета, который состоит сплошь из крупнейших учебных заведений страны. На пятки «Группе» наступает Австралийский Национальный  университет — в нём семь составных частей. А конкуренция между двумя исполинами, согласитесь, куда плодотворнее, чем выяснение отношений между мелкими игроками. 

Интеграция — не всегда поглощение одним университетом какого-нибудь более мелкого и менее значимого института. Бывает и так, что слабые игроки на бирже образования объединяются, чтобы противостоять монополистам. В Германии, например, три года назад появился университет, в который вошли 15 (!) высших учебных заведений. В «U15»  можно выучиться буквально всему. Стоит ли говорить, что вуз-исполин в первый же набор студентов вышел в лидеры по числу заявок.

Мнение
Гэйлэн Лорам

Гэйлэн Лорам

председатель ассоциации студентов (университет Калтэк, США)

В Калифорнийский виртуальный университет входят аж 95 больших и маленьких колледжей и академий из десятка  городов штата. Студент может за время обучения пройти  сколько угодно курсов. Тут его никто не останавливает. Изучаешь химию в одном месте, а в следующем семестре уже  осваиваешь историю искусств в другом.

Зарубежный опыт интеграции вузов стоит изучить хотя бы потому, что он уже есть, и немалый. А у нас объединение вузов только начинается. Огромный плюс российской ситуации в том, что перед нами на виду — все грабли, на ко-  торые наступали зарубежные коллеги. Наша задача — обойти их стороной и постараться сделать лучше. 

История интеграции вузов в Америке началась еще в середине прошлого века. Правда объединение было связано не с экономической выгодой, как сейчас, а с гендерной темой. В течение долгого времени юноши и девушки обучались отдельно, однако потом курс был взят на так называемое смешанное образование. Оно считается более эффективным. Один из самых ярких примеров — всемирно известный Гарвардский университет в Кембридже (штат Массачусетс), где обучались юноши, и университет для девушек Рэдклифф. Объединение проходило четырнадцать лет. 

Похожая ситуация произошла с католическим университетом Лойола Мэримаунт. Правда, процесс объединения длился уже не четырнадцать, а пять лет. В Америке также есть такой феномен, как объединение частных университетов. Один из самых популярных примеров — это «Лига плюща», которая возникла как спортивное объединение восьми частных институтов высшего образования, расположенных на северо-востоке Соединенных Штатов.

В «Лигу плюща», кстати, входит и Гарвард. Главный принцип Лиги подразумевает исключительность вуза и принадлежность его студентов к социальной элите. Университеты Лиги плюща (или просто «Плющи») держат высокую планку: эти вузы должны быть постоянно в числе 15 лучших колледжей и университетов США.

Если говорить об интеграции университетов в Америке сегод ня, то я бы назвал две тенден ции: объединение двух крупных университетов или поглощение маленького вуза большим. Со единение идет на пользу тогда, когда основные векторы рабо ты и цели двух университетов совпадают, когда у них единый подход к образованию и схожее видение учебного процесса. Конечно, когда небольшой вуз присоединяется к крупному, он получает хорошую поддержку — и административную, и финан совую. Для его студентов также открывается больше возмож ностей в плане инфраструктуры и учебного процесса. Тут речь идет и об исследовательских лабораториях, и об именитых преподавателях, которые более охотно идут работать в большие вузы. Если говорить о моем университете — Caltech University (Калтэк), то многие поступают туда лишь потому, что он объединен с GPL, кото рый сотрудничает с NASA. Это престижно и открывает студен ту хорошие возможности.

Однако я могу назвать и один минус реформы объединения: небольшие учебные заведения зачастую имеют узкую специализацию, на которой полностью сфокусирован учебный процесс. И если такой маленький вуз становится частью большого, он может потерять свою «изюминку», а учебный процесс — стать более «размытым».



comments powered by HyperComments